Барон д'Оггер (baron_dogger) wrote,
Барон д'Оггер
baron_dogger

Познакомьтесь, Доминик де Вильпен, новый премьер-министр Франции

Доминик де Вильпен в тени Жака Ширака

Кто он такой - этот Доминик де Вильпен, новый премьер? Человек высокого роста, спортивный, хороший бегун на марафонские дистанции, подтянутый и элегантный, с прекрасными манерами и великолепными ораторскими способностями демагога, владеющий не только изящной устной, но и не менее изощренной письменной речью. Правая рука и наследник Ширака? Да. Но какую политику он олицетворяет? Что от него можно ждать? Чтобы это понять, достаточно повнимательней взглянуть на его биографию. Там, в его прошлом, уже даны ответы на многие вопросы. Любопытно и то, что фигура этого аристократа, культуртрегера и образованного человека, поэта, историка и философствующего писателя, одного из лидеров современных французских правоцентристов, красноречиво свидетельствует о том, КУДА именно катится старушка Европа, КТО ИМЕННО ею сегодня управляет, и что случилось с так называемыми «правыми» и бывшими аристократами, культурной элитой и цветом французской нации.

Итак, начнем по порядку.

Доминик Мария Франсуа Рене Галузо де Вильпен родился 14 ноября 1953 в Рабате, столице королевства Марокко. Очень символичное место рождения. Как будто этим судьба уже над колыбелью будущего премьера указала, куда покатится политика таких, как Вильпен, запрограммировала всю ее дальнейшую проарабскую ориентацию, всю арабофилию французской политической элиты, весь этот современный уклон в Еврабию. Но и то недоумение и даже недовольство по поводу вдруг проснувшегося исламистского гонора, когда слуги восстали и посмели поднять руку на своих хозяев. Северная Африка, страны Магриба – как сильно сегодня они влияют на всю политику Франции! И на сам этнический ландшафт этой страны, который стремительно изменяется в строну африканизации.

Почему Вильпен-отец, потомственный аристократ, оказался там, в Марокко? «Черные пятки», как называют французов, поселившихся в Северной Африке? Колонист? Потомок покорителей арабских стран? Нет, отнюдь. Вильпен-отец был просто карьерным дипломатом, служил в Алжире, потом в Австралии, в начале 50-х его послали в Марокко. Потом он переедет в Латинскую Америку, потом в США. Служба дипломата обязывает к перемещениям. Тем не менее, запомним этот момент в биографии нашего героя – место рождения – Магриб.

Это была старая французская аристократическая семья. Отец Доминика - Ксавье де Вильпен - известный во Франции политик и дипломат, сенатор, кавалер ордена Почетного легиона, родовитый француз. Отметим сразу, что и сынок женился в дальнейшем на бывшей дворянке. Короче, это тот самый замкнутый, закрытый для посторонних, круг французской аристократии. В 1986 году отец Вильпена был избран от имени французов, проживающих за границей, в Сенат Франции - верхнюю палату парламента. Там он провел почти 20 лет, стал патриархом французской политики. В 1979 его избрали вице-президентом Союза французов заграницей – влиятельной организации старых колониалистов. С 1993 года отец Вильпена возглавлял в Сенате одну из самых важный комиссий - Комиссию по международным делам, обороне и вооруженным силам. Когда сынка в 2002-м назначат главой МИДа, папаша-сенатор демонстративно подаст в отставку с поста главы Комиссии (сохранив пост сенатора). Официально всем будет объявлено, что папе неудобно после назначения сына курировать поле его деятельности. Честь семьи соблюдена, безукоризненность репутации важнее всего.

Взгляды Вильпена-младшего формировались под влиянием аристократической, высокообразованной и культурной семьи и соответствующего ей окружения. Отец, долгое время бывший членом голлистской партии и поклонником политики позднего генерала де Голля, несомненно оказал на него колоссальное влияние. Но не только под влиянием «своего круга» находился юный аристократический наследник, отнюдь. Казалось бы, всё вокруг юного Вильпена пропитано этим духом французского консерватизма, пуританства и добропорядочности. Этот закрытый аристократический круг, закрытые частные школы для отпрысков высшего дворянства. Но нет, и сюда прорываются веяния времени, левые идейки. И юного Вильпена тоже охватывает горение протеста против «прокисших» отцов и их «дряблой» системы ценностей. Характерен такой факт в его биографии: в мае 1968 года Вильпену всего 15 лет. Но мало того, что он слишком юн для того, чтобы участвовать в студенческих волнениях. Он еще и далеко от Парижа, охваченного марксистско-троцкистским безумием. Папочка-то служит в Венесуэле и отпрыск при нем, исправно ходит в элитную частную французскую школу для детей богатых и высокопоставленных французских колонистов. И вот какой конфуз в семье: Во французском колледже в Каракасе юный Вильпен был единственным учеником школы, объявившим забастовку солидарности с революционными студентами Парижа. А меня еще всё время спрашивают: почему во Франции правые так похожи на левых? И где же настоящие-то правые? Да вот они. Просто в головах у них левые идейки прижились еще тогда, в незабвенные 60-е. Потому хоть и правый, а не без марксистских завихрений в мозгах. Куда ж теперь от этого деться-то? Некуда.

В конце 60-х Вильпен оставляет семью, он рвется во Францию, на историческую родину. Честолюбивому юноше не терпится заняться политикой, стать активным творцом Новой Франции. Для этого нужно вернуться в метрополию, получить соответствующее образование, войти в круг «избранных». Он переезжает жить во Францию, но не в Париж, как можно было бы подумать. Мальчик выбирает Тулузу, большой провинциальный город. Именно здесь он и поступает в местное отделение Института политических наук, одного из самых престижных политологических ВУЗов страны. Оттуда уже, чуть позже, перебирается в столицу, учиться все тому же – политологии.

Свое образование он завершает в Высшей национальной школе администрации - идеологическом бастионе голлистов, созданном в 1945 году по личному указанию генерала де Голля. Школа эта не простая. Специально заточенная для подготовки нового поколения служащих высших эшелонов французского государства - политической элиты. После позора Виши, после унизительных лет под властью немчуры и Гитлера, де Голль задумал возродить величие Франции, ее имперский дух, ее «особую роль» в мировой политике. Для этого нужны были новые кадры, воспитанные в соответствующем духе. Для этого и создавалась эта элитная школа. В этой кузнице административно-чиновничьих кадров, где царит дух корпоративной солидарности управленцев и непотизма (системы покровительства своим), Вильпен окончательно шлифует свои идеологические предпочтения. Именно тогда он становится последовательным сторонником политики позднего де Голля, то есть сторонником сильной Франции, ее самостоятельной внешнеполитической линии, ее ведущей роли в мире и противостояния США по всем международным вопросам.

Когда говорят о политике де Голля, о голлизме, как политическом течении, о голлистских традициях (теперь уже есть и такие), то часто плохо понимают, что же это такое. С чем едят этот самый «голлизм»? А надо все же четко представлять, де Голль – это проимперский дух Франции, активный сторонник ее возвеличивания, выпячивания на первое место в мире. Именно потому он и не покорился немчуре, возглавил Сопротивление. Будучи привезенным в Париж в обозе американской армии, быстро отряхнулся, обернулся героем и породил целое направление во французской политической мысли и французской политике. Политика «голлистов» основывалась на выстраивании системы патерналистских отношений с бывшими колониями в Африке, Латинской Америке и Азии. В реальности это значит, что Франция покровительствует лишь тем, кто обеспечивает ей доступ к природным богатствам, открывает рынки сбыта и следует в фарватере ее политики. Для этой политики де Голля характерна так же ставка на партнерство с арабскими странами. А значит, обусловленный этим разрыв ранее существовавших покровительственных отношений с Израилем. Наконец, эта политика характеризуется и созданием особых отношений партнерства с Россией, как противостоящей США стороне.

Став убежденным голлистом и решив посвятить свою жизнь политической и дипломатической карьере, Вильпен в 1977 году вступает в голлистскую партию "Объединение в поддержку республики".

По окончании Высшей национальной школы администрации, как истинный патриот и верный сын Отечества, де Вильпен добровольно записывается служить в армии. Правда, давить окопных вшей совсем не пристало аристократическому отпрыску, «пехта» не для нашего героя. Военную службу де Вильпен проходит в качестве младшего офицера на авианосце "Клемансо" – в то время только что сошедшем со стапелей, самом большом боевом корабле Франции, служба на котором считалась не только почетной, но и престижной. И комфортабельной, нехлопотной одновременно. Зато для дальнейшей карьеры это архиважно, иметь такую запись в CV, строчечка эта дорогого стоит.

Недолго продлилась служба, всего лишь 12 месяцев. По выходе в отставку наш герой тут же, по протекции папаши и его друзей, поступает на службу гражданскую – в министерство иностранных дел. Его дипломатическая карьера началась со скромного поста в секретариате МИДа. Однако уже в 1984 году он становится первым секретарем французского посольства в США, - должность значительная и завидная. Затем главой пресс-службы того же французского посольства в Америке. Там, в США, Вильпен много общается с американскими либералами, левыми интеллектуалами, набирается от них ума-разума, подхватывает новые модные идейки. Например, что США – это новая «империя зла», которой нужно помешать любой ценой захватить власть над миром. Но это не только никак не отражается на карьерном росте нашего героя, напротив, антиамериканизм постепенно проникает в сознание высшей политической элиты Франции, становится новым мейнстримом. И Вильпен тут как раз следует моде. После непродолжительного заезда в Индию, где он уже в должности первого советника посольства, Вильпен возвращается в Париж, на набережную Орсе, где находится здание МИДа. Попутно отметим, что, еще будучи за границей, Вильпен увлекается поэзией, начинает писать стихи. И в 1986-м, а затем в 1988-м году у него выходят в свет первые поэтические сборники, изданные на собственные средства. Новым Ронсаром он не стал. Но получил уважение в кругу литераторов, критиков и прочей окололитературной публики, подтвердив свою репутацию интеллектуала и идеалиста.

По возвращении на родину в 1993 году, он сразу же возглавляет секретариат министра иностранных дел. Должность немалая и влиятельная. Получил он ее, конечно, не без протекции (без протекции во Франции вообще ничего не делается). Но и личная его заслуга тут есть. Будущего премьера и фаворита президента заметил тогдашний ведущий политик правого лагеря, Алэн Жюппе. В правительстве Эдуарда Баладюра Жюппе занимал как раз пост министра иностранных дел. Он и назначил "юное дарование" голлисткого лагеря к себе в начальники кабинета, то есть секретарем всего МИДа. Сам Жюппе был любимцем Ширака, нынешний президент Франции долго прочил его в свои наследники. Именно Жюппе и подсунул Шираку многообещающего «юнца», своего секретаря. В мае 1995 года, с подачи Жюппе, Ширак назначает Вильпена генеральным секретарем Елисейского дворца, то есть главой президентской администрации, своей правой рукой. Вильпен занимает этот ключевой пост на семь лет. Ширак, не имеющий собственных сыновей, воспринимает его как приемного сына. Вильпен отвечал Шираку личной преданностью почти на уровне цепного пса. И использует свое влиятельное положение, чтобы проводить голлистские идеи в жизнь. В каком-то смысле, Вильпен выступает одновременно в роли лизоблюда Ширака и в роли его же серого кардинала, генератора идей. И несет ответственность за все международные выкрутасы Франции во время ширакского президентства. Любопытно, что мозгов у юного дарования хватило на то, чтобы насоветовать Шираку в 1997 году распустить парламент и объявить досрочные выборы. На которых право-центристы потерпели сокрушительное поражение. Несмотря на этот, явно дурной совет, Ширак не только не уволил Вильпена, но еще больше полюбил его. Что говорит нам еще и об уровне интеллекта Ширака.

31 марта 2002 года Ширак, успешно переизбранный президентом на второй срок, назначает Вильпена министром иностранных дел. На набережной Орсэ, а потом и в прессе, его стиль руководства стали называть, не без ехидства, "аристократическим и поэтическим". Он первым придумал во Франции и ввел в чиновничий обиход управление при помощи телевизоров, вернее, прямой телевизионной связи с подчиненными. Хотя для бывших советских людей это отнюдь не покажется нововведением, ведь когда-то даже в советских колхозах проводили совещания по селектору.

Много внимания в своей деятельности на посту главы МИДа Вильпен уделял решению конфликта в Кот д'Ивуаре, бывшей колонии Франции в черной Африке, находящейся до сих пор в сфере ее экономических интересов. Ему даже удалось добиться подписания мирного соглашения между правительством и повстанцами. Вот только претворение в жизнь этого мирного плана столкнулось с большими трудностями и пока так и не завершилось успехом.

Доминик де Вильпен

"Звездный час" Вильпена наступил в дни иракского кризиса, когда он, выступая в Совете безопасности ООН, выразил «поэтично и аристократично» позицию всех ненавистников Америки – заявил протест против начала войны в Ираке. Его речь вызвала бурные аплодисменты (редкое явление в стенах ООН) представителей всех антиамерикански настроенных государств, всего этого сборища отребья и предателей. Речь Вильпена в ООН произвела настолько сильное впечатление, что какой-то французик даже сочинил на ее текст музыку, превратив ее то ли в кантату, то ли в арию. В качестве министра иностранных дел Вильпен в последующие два года достаточно прославился жесткой антиамериканской позицией, из которой правительству потом пришлось долго искать выход, который был найден, в том числе, и за счет снятия Вильпена с поста главы МИДа и перемещения его в другое министерство. Но все-таки удивительное дело: куда может завести тщеславная амбициозность и желание любой ценой быть лидером. Аристократ, потомственный дворянин, культурный человек стал во главе мировой черни.

В 2004 году, после отставки Николя Саркози, Вильпен был назначен Шираком на его место - на пост главы МВД, который считается вторым по значению во французской правительственной иерархии. Хотя известно, что Вильпен был и остается соперником Саркози по партии и первым фаворитом Ширака, (в отличие от Саркози, которого Ширак недолюбливает), тем не менее, во главе министерства внутренних дел Вильпен проводил политику, намеченную и начатую именно его ненавистным предшественником. Еще до его прихода в министерство, в феврале 2004 года, по предложению Саркози был принят закон о запрете ношения религиозных атрибутов и символики в государственных школах, получивший в обиходе название "закон о хиджабах" (мусульманских женских головных платках). Вильпен, ставший министром внутренних дел 31 марта 2004 года, последовательно проводил этот закон в жизнь, чем заслужил недобрую славу среди радикально настроенных мусульман.

После нератификации на референдуме 29 мая 2005 Конституции ЕС и отставки Раффарена, Вильпен был назначен Шираком новым премьер-министром Франции. Николя Саркози, его главный соперник, стал в этом кабинете вторым лицом - министром внутренних дел. В отличие от Саркози и Раффарена, Вильпен никогда не занимал никаких выборных должностей, являясь чисто кабинетным политиком и карьерным функционером. Первую свою речь в парламенте в роли главы правительства Вильпен написал в выспреннем высокопарном стиле, сделав акцент на социально-экономических проблемах Франции. Но на современников эта речуга, торжественно подававшаяся всеми СМИ, никакого впечатления не произвела. Как заметил один из комментаторов, явно намекая на прошлые ораторские успехи Вильпена в ООН, с ЭТОЙ речью он в историю не войдет. Главной своей заботой новый премьер объявил борьбу с безработицей, которая достигает 10,2%. Пообещал снизить ее за 100 дней на 0,03%. Способ придумал самый что ни на есть социалистический: взять из кармана государства на эти цели побольше деньжат да наплодить на них новых чинуш мелкого ранга. От таких левых заскоков правого правительства популярность его только еще больше снизится: левые избиратели все равно его не полюбят, а правые же окончательно отвернутся.

Уже сейчас некоторые обозреватели предсказывают что будет. Хитроумный Саркози, спокойно умоет руки, свалив всю ответственность за провалы на Вильпена, как на главу правительства, и на финишной прямой перед президентскими выборами 2007 года, заработав себе еще новых очков, обойдет Вильпена.

Саркози верхом на Вильпене

На фотомонтаже афиша знаменитой комедии с участием Бурвиля и Луи де Финеса "Большая прогулка". В новом варианте Саркози (вместо Луи де Финеса, который играл дирижера-капризулю) едет на Вильпене (простака из народа играл Бурвиль). Надпись гласит: режиссер Жак Ширак. Картина называется "Большая путаница"

Да, чуть не забыл. Вильпен - автор нескольких книг, вызвавших широкий читательский интерес. Наиболее известная его работа - "Сто дней Наполеона Бонапарта, или Дух самоотречения" - была очень положительно воспринята французской критикой (переведена на русский и в январе 2004 вышла в Москве, для ее презентации Вильпен лично приезжал в Россию, где выступил с рядом лекций). Теперь, после провозглашения своей программы «100 дней», Вильпен наконец дождался и сравнения со своим любимым историческим персонажем – Наполеоном. Только сравнение это какое-то сомнительное. 100 дней Наполеона-то были началом его конца.

Бестселлером стала и его книга "Крик горгульи" - политико-философское эссе, вышедшее в свет в мае 2002 года, после победы Жака Ширака на выборах. (Горгульями называют во Франции типичные для архитектуры средневековых готических соборов каменные водостоки на кромке крыш, заканчивающиеся головами уродливых химер, через разинутые пасти которых льется дождевая вода.) В ней автор - большой поклонник Наполеона – стонал на все лады по поводу современной судьбы Франции, оплакивал ее историческую миссию, которой все никак не удается свершиться. Плодовитый литератор, Вильпен помимо этих двух «шедевров», накропал уже немало стихотворных сборников и кучу эссе исторического и философского свойства. Только складывается такое впечатление, что вся пресловутая французская амбициозность сегодня уходит в свисток, вот в такие бессмысленные писания и стенания. А на дела остается только пшик. Кроме литературного творчества наш герой увлекается марафонским бегом. Женат, имеет троих детей - сына Артура и двух дочерей - Марию и Викторию.
Tags: Франция-2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments